Журнальчик — центр экономических исследовательских работ

В статье раскрыты главные трудности развития малого предпринимательства в Рф. По воззрению создателя, они являются отражением эффекта «зависимости от предыдущего развития». Анализ эффективности институциональной среды базируется на современных статистических и эмпирических данных.

This article reveals main problems of small enterprises development in Russia. In authors opinion, they are reflection of «parth dependence» effect. Analysis of institutional environment efficiency is based on contemporary statistical and empirical facts.

Ключевики: маленькое предпринимательство, институциональная среда, административные барьеры, рейтинг, коррупция, неэффективность институциональных инноваций.

Keywords: small enterprise, institutional environment, administrative obstacles, rating, corruption, unefficiency of institutional innovation.

Значение малого предпринимательства для развития государственной экономики трудно переоценить. Невзирая на низкий уровень инноваторской активности и сосредоточение основной массы компаний в сфере торговли и бытовых услуг, этот сектор обеспечивает существенное количество рабочих мест для населения. В связи с этим необыкновенную роль малый бизнес призван сыграть в малых и средних городках Рф, градообразующие предприятия которых разорились либо существенно уменьшили масштабы собственной производственной деятельности. Так, в г. Волгодонске Ростовской области оборот розничной торговли по городку на 48,2% формируется субъектами малого предпринимательства, размер среднемесячной зарплаты на малых предприятиях в 2010г. составил 13 239,3 рублей, их вклад в налоговые доходы бюджета городка за этот же период составил 173,4 млн. руб. либо 13,4% от всех налоговых поступлений в бюджет городка.

В то же время, существует огромное количество других заморочек на пути русского предпринимательства, во многом определяющих тенденции его развития. Длительный период активной гос поддержки малого бизнеса не принес ожидаемых результатов, предпосылкой чему являются низкие темпы развития обрабатывающей индустрии, отсутствие подабающей гибкости системы налогообложения и действенных методов стимулирования развития малых компаний в приоритетных отраслях народного хозяйства.

Целью данной статьи является анализ обстоятельств имунности институциональной среды к институциональным инновациям на примере сферы малого предпринимательства.

Необходимо подчеркнуть, что результативность управления какой-нибудь сферой государственной экономики прямо находится в зависимости от свойства сформированной институциональной среды, ее адекватности современному уровню развития социально-экономических и производственных отношений в обществе. Потому, на фоне отмеченных заморочек, характеризующих неэффективность базиса функционирования русского предпринимательства, существенное количество институциональных инноваций или оказываются недостаточно действенными, или заблокируют способности развития. Во многом это является отражением эффекта зависимости от предыдущего развития (path dependence).

Как указывает практика, современная формально-институциональная среда представляет собой набор институтов, выбор которых был осуществлен в бифуркационный период смены типов экономических систем. Условия неопределенности и неустойчивости баланса соц сил предназначили недостаточную эффективность норм и правил хозяйственной деятельности для экономических субъектов, не владеющих доступом к административному ресурсу. Эта неувязка была изучена ведущими русскими учеными-институционалистами Р. Нуреевым, Ю. Латовым, В. Вольчиком в контексте сравнения 2-ух систем принадлежности: власть-собственности и личной принадлежности [6, с. 39]. Субъекты первой группы (бюрократы всех уровней власти, олигархи, обладатели машиностроительных компаний оборонно-промышленного комплекса, силовые структуры, криминальный бизнес), по их воззрению, заинтересованы в построении новейшей системы власть-собственности, блокирующей развитие личной принадлежности, субъектами которой являются обладатели малого и среднего бизнеса, компаний комплекса штатских отраслей, домохозяйства.

Зависимость от линии движения предыдущего развития ясно выслеживается при исследовании коррупционных отношений в органах власти, система которых получает закрепление в форме специфичных правил взаимодействия чиновников и представителей бизнес-сообщества. По аналогии с шаблоном жд колеи Д. Стефенсона [9] как примера «path dependence», база коррупционного метода сохраняется даже при смене его частей. В истинное время, как демонстрируют результаты социологических опросов, предприниматели, принимающие имеющиеся эталоны коррупционного взаимодействия с органами власти, несут наименьшие издержки в силу «эффекта координации» [5, с. 122] по сопоставлению с бизнесменами, осуществляющими пробы установить контакт в рамках закона. Появляется ситуация, при которой «коррупционный налог» оказывается ниже издержек, связанных с соблюдением всех норм и правил ведения бизнеса. Своеобразную «статью расходов» составляют издержки негативного дела чиновников к определенному бизнесмену, не желающему давать взятки, находящие проявление в бессчетных и часто безосновательных проверках разными муниципальными структурами.

Сложность антикоррупционной трансформации системы функционирования органов власти множится беспристрастными трудностями адаптации вновь вводимых норм и правил в имеющейся институциональной среде. В итоге институциональные нововведения оцениваются не столько с точки зрения более высочайшей эффективности регламентации и упорядочения определенных социально-экономических процессов, сколько с позиции возможных угроз стойкости сложившейся институциональной системе.

В связи с этим, остается нерешенной такая суровая неувязка предпринимательства как административные барьеры. В критериях глобализации, характеризующейся развитием сетевых эффектов, они становятся одним из важных причин неконкурентоспособности российского предпринимательства, так как понижают вкладывательную привлекательность государственной экономики для зарубежных партнеров. Тем более, качество институциональной среды каждого из стран оценивается разными международными организациями, рейтинги которых публикуются открыто. Более известными посреди их являются рейтинги Глобального Банка, Фонда «Наследство», GRICS, PRS Group, Глобального экономического форума.

Анализ государственной институциональной среды следует проводить методом оценки 2-ух групп риск-факторов, прямо и косвенно влияющих на развитие предпринимательства. Это экономические и политические условия, хотя их разграничение достаточно условно в силу взаимообусловленности и взаимовлияния.

Русская экономика по совокупы критерий, благоприятствующих предпринимательской деятельности, международными организациями и профессионалами характеризуется плохо. В частности, по оценкам Глобального Банка, с 2004 г. раз в год проводящего анализ институциональных причин предпринимательской деятельности и публикующего доклады «Doing Business», Наша родина находится в конце перечня (табл. 1), при этом по неким из характеристик, а именно, простоты процедуры получения лицензий и разрешений, показывает наихудшие результаты.

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

Южноамериканским исследовательским центром «Фонд «Наследство» рассмотрены главные категории, определяющие степень экономической свободы в разных странах. В 2010г. Наша родина заняла только 143 место в рейтинге посреди 179 государств и была отнесена к странам категории «в большей степени несвободные» (табл. 2).

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

Стабильно негативной динамикой характеризуются условия сотворения и ликвидации компании, организационные особенности трудовых отношений, правила и процедуры внешнеторговой деятельности (табл. 1).

Броско, что от группы «репрессированных» государств с наихудшими показателями экономических свобод Россию отделяет всего 0,4 балла. Самые низкие оценки в совокупном рейтинге (22,0 и 25,0 пт) получили позиции «свобода от коррупции» и «свобода прав принадлежности» соответственно.
Довольно вместительной представляется информация, аккумулируемая ведущей организацией по анализу вкладывательных рисков «The PRS (Political Risk Services) Group», известной как система оценки рисков Куплина-О’Лэри и получившая международную известность благодаря необычным методикам «The International Country Risk Guide (ICRG)» и «The Political Risk Services (PRS)» определения количества и уровня (рейтинга) политических рисков. Так, методика ICRG позволяет оценивать главные характеристики в политической, денежной и экономической сферах. Совокупные оценки варьируются от наивысшего до самого низкого риска в спектре от 0 до 100. В таблице 3 приведены суммарные рейтинги Рф и других государств для сопоставления, а также прогнозы на будущий период.

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

В Рф политический риск умеренный, денежный и экономический — очень высочайшие (табл. 3).

Рассмотренные международные рейтинги служат в числе иных информационными источниками для принятия решений возможными зарубежными партнерами относительно привлекательности критерий каждой государственной местности для размещения капитала и торгово-промышленного сотрудничества. Исключить вероятные некорректности обозначенных рейтингов и прогнозов, обусловленные дефицитностью либо недостоверностью инфы для оценки, конъюнктурностью экспертных суждений, позволяют подобные рейтинги, проводимые русскими спецами, базирующиеся на опросах русских бизнесменов.

Необходимо подчеркнуть, что низкие характеристики свойства институциональной среды русского бизнеса во многом обоснованы высочайшим уровнем коррупции, блокирующей способности сокращения административных барьеров. Имеющиеся трудности русских бизнесменов можно разграничить на два сектора: власть и, конкретно, бизнес. Отметим, что 1-ый сектор по масштабам существенно превосходит 2-ой сектор заморочек, оказывая при этом воздействие на его появление. Так, принципная позиция современных бизнесменов относительно возможных способностей решения спорных вопросов меж бизнес-структурами и элементами управления наглядно показывает ситуацию неэффективного взаимодействия общества и власти. В итоге опроса, проведенного Всероссийским центром исследования публичного представления (ВЦИОМ) по заказу Русского союза промышленников и бизнесменов (РСПП) в августе-сентябре 2009 г., довольно низковато оценили шансы отстоять свои интересы в суде, если оппонентом являются региональные либо местные органы власти, 49% респондентов. При этом привлекательность судов как институтов разрешения противоречий снизилась с 78% в 2007 г. до 66% в 2009 г. Напротив, воззвание в преступные структуры считают действенным методом преодоления конфликтов уже 11% респондентов в 2009 г. по сопоставлению с 2% в 2007 г. [3]. Эта позиция представителей бизнес-сообщества приводит к закреплению неформальных правил в существующем институциональном формате как более комфортных и применимых для регулирования отношений в социально-экономической сфере.

Данные, приобретенные при другом опросе, проводимом ВЦИОМом в 2009г., свидетельствуют о приоритете неформальных «правил игры» в институциональной структуре страны (69% опрошенных) над законодательно закрепленными нормами (20%). Для сопоставления, в 2008 г. эти числа распределялись 45% и 41% соответственно [2]. Это показывает нехорошую тенденцию в развитии отношений субъекта и объекта управления, резко снижающую результативность даже самых действенных мероприятий, внедряемых с целью совершенствования социально-экономической системы. На нынешний денек 68% бизнесменов оценивают качество и уровень законодательства, регламентирующего их деятельность, ниже среднего.

Более наточенными неуввязками, препятствующими развитию экономики, 62% бизнесменов считают коррупцию, 53% — высочайшие административные барьеры (что, в принципе, является производным от задачи коррупции) [4]. Согласно опросу, проведенному профессионалами Фонда ИНДЕМ и Общероссийской публичной организации малого и среднего предпринимательства «Опора Рф», предприниматели обусловили главные препядствия в экономической сфере последующим образом [1, с. 6-7]:

— недоверие к государству;
— неизменные конфигурации правил и законов;
— неэффективное государственное регулирование;
— налоговое бремя;
— теневые поставки;
— дорогие кредиты;
— трудности производственной недвижимости, контроля власти над рынком недвижимости;
— низкое качество городских услуг по обслуживанию арендуемых помещений;
— контрольный и фискальный пресс;
— коррупционные поборы;
— нехорошая работа судов и правоохранительной системы;
— роль власти в бизнесе.

Таким макаром, фактически все препядствия, прямо либо косвенно, зависят от эффективности институционального менеджмента местности, основными субъектами которого являются органы власти. В частности, предприниматели отметили предпосылки, стимулирующие развитие теневых отношений, в особенности их коррупционной составляющей. Посреди их и такие, как [1, с. 8]:

— отсутствие сильного и справедливого страны;
-невозможность обратиться за помощью и защитой в правоохранительные органы;
— недостаток некоррупционных путей решения заморочек;
— противоречивость и тяжелая выполнимость законодательства;
— карательный стиль работы контролирующих органов.

Разумеется, что обозначенные барьеры являются неодолимыми конкретно для компаний малого бизнеса, не имеющего достаточных организационно-экономических ресурсов, позволяющих сохранять устойчивость во наружной среде, обладающей схожими чертами. Постоянная работа по сбору воззрений бизнесменов, проводимая в регионах, дает возможность выслеживать динамику главных характеристик, характеризующих качество бизнес-среды, увязывая ее с определенными институциональными переменами, разрабатывать и корректировать социально-экономическую политику на каждом из уровней управления.

В качестве примера приведем исследования критерий ведения бизнеса в русских регионах, проведенные в августе-ноябре 2010 г. Русской экономической школой при методологической поддержке Глобального Банка и Евро Банка Реконструкции и Развития. Спецами были измерены характеристики бизнес-климата в каждом из избранных регионов, результаты сопоставлены и подобными исследовательскими работами по Рф в целом и странам, похожим по уровню доходов с данным регионом. Посреди их: инфраструктура (доступ к электро- и водоснабжению, телефонным линиям и т.п.); торговля (эффективность работы таможенных служб, утраты при экспорте и т.п.); деньги (источники финансирования инвестиций, доступность кредитов и т.п.); регулирование, налоги и бизнес-лицензирование (время и другие ресурсы, потраченные на получение лицензий и разрешений, встречи с бюрократами, налоговыми инспекторами и т.п.); коррупция (частота, с которой приходится давать взятки, чтоб получить разрешение, муниципальный договор, при общении с налоговой инспекцией и т.п.); преступность и теневая деятельность (издержки на безопасность, утраты из-за краж, распространенность теневой деятельности); инновации и трудовые ресурсы (внедрение признанных в мире сертификатов, структура рабочей силы); восприятие барьеров для ведения бизнеса (личное мировоззрение компаний о том, в какой степени разные свойства бизнес-среды мешают их работе).

Акцент на выявлении проблемных причин позволил найти приоритетные направления региональной экономической политики, нужные для увеличения эффективности предпринимательской среды. В частности, предприниматели Ростовской области оценивают сложившуюся ситуацию для бизнеса на уровне ниже среднего по Рф и странам со схожим уровнем доходов (рис. 1).

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

В качестве более суровых заморочек предприниматели выделяют ставку налогообложения, недочеты развития инфраструктуры электроснабжения, коррупцию и трудности получения лицензий и разрешений (рис. 1). При этом есть различия в ранжировании обозначенных барьеров в зависимости типа компаний (малые, средние, большие). Так, в сфере малого бизнеса более 30% респондентов отметили в качестве основного препятствия коррупцию и теневой сектор, 25% — ставки налогообложения, 10% — доступность финансирования. В секторе среднего и большого бизнеса более значимым препятствием считают ставки налогов (78% и 25%, соответственно) и доступ к финансированию (18% и 58% соответственно). Таким макаром, малый бизнес оказывается более зависимым от административных барьеров, обусловленных высочайшим уровнем коррупции и теневого сектора. Доказательством этому могут служить результаты, приобретенные Государственным институтом системных исследовательских работ заморочек предпринимательства в конце 2010 г. В Ростовской области наблюдается отрицательная динамика по сопоставлению с 2009 г. всех главных характеристик развития малого предпринимательства: количество малых компаний, численность занятых на малых предприятиях, оборот малых компаний, инвестиции в основной капитал (табл. 4).

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

В таблице 4 представлены главные социально-экономические результаты деятельности малых компаний на местности Южного Федерального окрестность, Ростовской области и г. Волгодонска. Как видно, динамика малого бизнеса на городском уровне несколько выше, ежели в целом по региону. Это обосновано, в больше степени мерами городской поддержки: финансирование начинающих бизнесменов на конкурсной базе, переподготовки и увеличения квалификации кадров, предоставление субсидий по приоритетным фронтам бизнеса и т.д.

Но рост товарооборота компаний г. Волгодонска не значит роста прибыли, что проблемно без устранения обозначенных выше административных барьеров развития малого бизнеса. Финансово-организационная поддержка не может быть действенной в длительном периоде, сначала поэтому, что продолжает усиливаться административно-налоговая нагрузка на предпринимательский сектор. В итоге появляется конфликт имеющейся институциональной и экономической среды с институциональными инновациями.

Планирование роста эффективности деятельности компаний, переориентации их на инноваторский путь развития, активизации вкладывательной деятельности, увеличения свойства рабочих мест не имеет смысла в ситуации, когда нужная для обеспечения малой стойкости финансовая эффективность малых компаний еще не достигнута, сохраняется высочайший уровень морального и физического износа главных фондов российскей индустрии и структурный дисбаланс русской экономики. В итоге, безусловность социальной значимости ряда мероприятий, осуществляемых государством, может быть поставлена под колебание после проведения оценки экономической эффективности в тесноватой корреляции с вероятными соц последствиями.

Так, дискуссионным является вопрос относительно воздействия ряда нормативно-правовых актов на экономические результаты хозяйственной деятельности компаний. Направленные на обеспечение заслуги социально важной цели, они часто вступают в противоречие с экономической эффективностью. В частности, одной из важных задач страны является борьба с асоциальными потребностями индивидов (алкоголизм, наркомания и проч.), ведущими к деградации общества. Преодоление обозначенной препядствия, кроме активной пропаганды здорового стиля жизни и мероприятий, направленных на развитие сфер здравоохранения, культуры, спорта и туризма, подразумевает введение ряда запретительных мер для субъектов предпринимательства. В частности, идет речь о вызвавших значимый резонанс, как в научных кругах, так и в СМИ, поправках в антиалкогольном законодательстве.

Невзирая на одобрение популяцией конфигураций, внесенных в Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 218-ФЗ «О внесении конфигураций в Федеральный закон «О муниципальном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртной и алкоголесодержащей продукции» и отдельные законодательные акты Русской Федерации, и признании утратившим силу Федерального закона «Об ограничениях розничной реализации и употребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его базе» (дальше Закон), есть разногласия профессионалов и исследователей по поводу вероятных последствий. Как демонстрируют опросы, самую большую положительную реакцию вызвали меры, касающиеся детско-юношеской аудитории, в частности, введение запрета на продажу алкоголя в местах, прилегающих к детским, образовательным и спортивным учреждениям (95%), ужесточение наказания за его продажу несовершеннолетним (94%), в местах массового скопления людей (89%), в ночное время (83%) [7].

На базе данных, предоставляемых официальной статистикой на федеральном и региональном уровнях, делать выводы об экономической эффективности поправок в антиалкогольное законодательство пока не представляется вероятным по причине непродолжительности их действий и отсутствия встроенных количественных характеристик. В то же время, конфигурации уже происходят, что подтверждают опросы представителей малого бизнеса, занятых в сфере розничной торговли продовольственными продуктами (кроме компаний, не ведущих торговлю спиртной продукцией и пивом). Соглашаясь с неоспоримой социальной значимостью кампании, они отмечают суровое понижение экономической эффективности деятельности собственных компаний. С целью выявления представления бизнесменов г. Волгодонска было опрошено 111 бизнесменов (лицензиатов), занимающихся торговлей продовольственными продуктами, включая спиртную продукцию (табл. 5).

Приобретенные результаты показывают существенную разницу в оценках бизнесменами городка социальной и экономической эффективности новых правил. В то же время, наблюдается разброс воззрений по поводу экономических результатов для стационарных и нестационарных торговых объектов, связанный с конфигурацией их конкурентных преимуществ.

За 1-ое полугодие 2011 г. количество компаний г. Волгодонска, реализующих спиртную продукцию, сократилось на 10% по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года. Емкость официально декларируемого рынка спиртной продукции по г. Волгодонску за период январь-июнь 2011 г. составила 177,8 тыс. отдал. По сопоставлению с аналогичным периодом 2010 г. объем продаж спиртной продукции возрос на 1,4 тыс. отдал либо 0,7%. Таким макаром, на фоне сокращения числа компаний, реализующих спиртную продукцию, наблюдается рост объемов продаж в натуральном выражении. Это показывает основную делему результативности деяния Закона — на исходном шаге произойдет не столько понижение объемов употребления спиртной продукции, сколько перераспределение объемов продаж меж субъектами розничной торговли в пользу средних и больших компаний. Особенное значение при этом имеет возможность формирования подходящих критерий для предстоящего развития обособленных подразделений федеральных торговых сетей, что нехорошим образом скажется на развитии малого предпринимательства городов. Владея вместительными финансовыми ресурсами, конкурентноспособными преимуществами в силу деяния эффекта масштаба, розничные сети способны проявлять огромную упругость в оживленной институциональной среде. Невзирая на то, что подвижность и инновационность числятся свойствами малого бизнеса, действительность показывает обратную ситуацию. Только большие и средние предприятия способны сформировывать ресурсы развития и реорганизации, дозволяющие им сохранять устойчивость.

Эффективность мероприятий в рамках антиалкогольного закона следует оценивать по двум фронтам.

Во-1-х, соц эффективность, анализируемая на базе характеристик сокращения объемов продаж (в натуральном выражении, в даллах) спиртной продукции (табл. 6). Сопоставление 2-ух полугодий 2011 г. (до вступления в силу отдельных поправок и после) должно быть дополнено показателями 2012-2013 гг., когда в действие вступят все скорректированные меры и дадут результаты. Сокращение объемов продаж спиртной продукции популяции на исходном шаге не может являться показателем эффективности, так как в маленький период перераспределение объемов продукции меж субъектами предпринимательства не произойдет. В то же время, довольно трудно высчитать динамику объемов употребления алкоголя, которая может превосходить объемы продаж в силу функционирования незаконного рынка спиртной продукции. Так, одна из преследуемых Законом целей — борьба с контрафактом и незаконным оборотом спиртной продукции, способна привести к предстоящему повышению толики теневого рынка алкоголя, в частности, росту кустарного производства. Эта ситуация может появиться, в частности, по причине роста цен, являющегося закономерным в силу монополизации рынка отдельными субъектами предпринимательства. Но это вероятные последствия, возможность пришествия которых довольно трудно высчитать в силу непредсказуемости силы воздействия на потребности индивидов, оказываемого сопутствующей «антиалкогольной идеологией».

Во-2-х, финансовая эффективность, которую можно высчитать как рост налоговых поступлений от компаний малого бизнеса. Рост количества и товарооборота малых компаний, а также численности занятых на предприятиях данного сектора на фоне сокращения употребления (продаж) алкоголя будет свидетельствовать об действенной реструктуризации ассортимента торговых компаний.

Еще одним примером противоречия, появившегося в системе институционального менеджмента и препятствующего формированию среднего класса средством развития предпринимательского сектора, является увеличение ставок страховых взносов с 26 до 34%. С одной стороны, эта мера призвана довести соотношение средней пенсии и зарплаты до отметки в 40%, рекомендованной Интернациональной организацией труда. С другой стороны, она является запретительно неэффективной с точки зрения развития малого и среднего бизнеса. Сроки, установленные для адаптации предпринимательского сектора к ужесточению налогового гнета (1 год для всех субъектов малого бизнеса и 2 года для малого бизнеса в производственной и социальной сферах), недостаточны для разработки и внедрения компенсационных мер в рамках закона. Чуть ли не единственным вариантом, позволяющим стремительно реагировать на подобные конфигурации, является заимствование способов, методов, алгоритмов и рынков теневого сектора экономики. Публичной организацией «Опора Рф» с 16 сентября 2011г. по 16 января 2012 г. проводится открытый опрос бизнесменов по поводу конфигураций ставок страховых взносов и вероятных последствий для бизнеса. Приобретенные результаты, даже с учетом их промежного нрава (на 12.10.11 г.), наглядно показывают изготовленные выше выводы (табл. 6).

Обозначенные данные являются отражением реальной ситуации в предпринимательском секторе, демонстрирующей предпосылки сокращения числа малых компаний, понижения товарооборота и ресурсов развития.

На наш взор, недостающая эффективность институционального менеджмента заключается в том, что запретительные меры должны предупреждаться институциональными инновациями, расширяющими кандидатуры предпринимательской деятельности с учетом приоритетных направлений развития национально-экономической сферы. В этом случае вероятна реализация такового принципа муниципального регулирования социально-экономических процессов, как недопущение лишней обременительности воздействий для экономических субъектов, чем это нужно для заслуги целей управления. По другому мероприятия, имеющие общенациональную значимость в длительной перспективе, могут привести к потере части экономических свобод населения, стойкости предпринимательского сектора и перспектив его развития. Механизм заслуги целей должен быть комплементарен современной ситуации и институциональной специфике в той сфере, на которую ориентировано его воздействие.

Необходимо подчеркнуть, что соц эффективность вряд ли может быть достигнута в отрыве от эффективности экономической, так как конкретно она определяет ресурсы развития других сфер жизнедеятельности общества. Высчитать экономическую эффективность мероприятий по поддержке малого бизнеса (Э) можно как отношение прироста/сокращения поступления налогов от предпринимательской деятельности в этом секторе к сумме затраченных экономных средств на его развитие:

Журнальчик - центр экономических исследовательских работ

На базе этой формулы можно заключить, что отдача от вложенных ресурсов будет зависеть от эффективности использования выделяемых бюджетом средств на поддержку предпринимательства и улучшение его инфраструктуры. С этой целью нужно убрать способности неконкурентного рассредотачивания средств меж бизнесменами, минимизировать коррупциогенность этого процесса, повысив прозрачность конкурсных процедур. Тем самым сформируется возможность преодоления зависимости от предыдущего развития, обусловленная административными барьерами на пути русского предпринимательства, в итоге деяния которых институциональные нововведения оказываются подчиненными имеющейся институциональной структуре и присущими ей недочетами.

По результатам проведенного исследования можно сделать последующие выводы:

1. Анализ индикаторов критерий развития русского бизнеса, рассчитываемых международными и русскими организациями, позволил выявить предпосылки имунности институциональной среды к институциональным инновациям:

— сложность процедуры получения лицензий и разрешений и организации трудовых отношений;
— высочайший уровень налогообложения, в том числе в сфере интернациональной торговли;
— недостаточно действенная система защиты прав принадлежности и интересов инвесторов.

2. Детерминантом обозначенных административных барьеров для бизнеса выступает коррупция в органах власти, являющаяся при этом типичным механизмом синергии неэффективностей. На рассмотренном примере г. Волгодонска подтверждена неэффективность деяния новых институциональных норм и правил в имеющейся институциональной среде, характеризующейся зависимостью от предыдущего развития.

3. В схожих институциональных критериях закономерен конфликт социальной и экономической эффективностей. Сложность и «нерентабельность» выполнения ряда формальных правил провоцируют уход бизнеса в «тень», что, в свою очередь, сформировывает новые стимулы коррупции.

Перечень литературы

1. Бизнес вне коррупции: управление к действию. — М.: ИНДЕМ, ОПОРА, 2007. — 46 с.
2. Буковка закона либо неформальные правила игры: что важнее для русского бизнеса? Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1519 от 18.06.10 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=196&uid=13593.
3. Как бизнесу защитить свои права? Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1527 от 30.06.10 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=196&uid=13624.
4. Коррупция, административные барьеры и инфляция — три порухи русского бизнеса. Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1500 от 24.05.10 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=196&uid=13520.
5. Норт Д. Университеты, институциональные конфигурации и функционирование экономики. — М.: Фонд экономической книжки «Начала», 1997. — 190 с.
6. Нуреев Р. М. Институциональная среда русского бизнеса — эффект колеи. В кн.: Экономика и университеты / Под ред. А.П. Заостровцева. — СПб.: Леонтьевский центр, 2010. — 407 с.
7. Поправки в закон об обороте алкоголя: общественная оценка. Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1849 от 26.09.11. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=112019.
8. Результаты он-лайн опроса представителей малого и среднего бизнеса. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.opora.ru/analysis/research/polls/results/25.
9. David. Paul A. Clio and the Economics of QWERTY//American Economic Review. — 1985. — Vol.75. № 2.
10. Doing Business: Доклады Глобальный банка за период 2007-2011гг. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.doingbusiness.org/reports/global-reports/doing-business-2012.
11. The Heritage Fondation. Ranking the Countries 1995, 1998, 2002, 2006, 2008, 2009, 2010 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.heritage.org/index.
12. The International Country Risk Guide (ICRG). 2010 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.prsgroup.com/ICRG_TableDef.aspx.
13. Регионы Рф. Главные социально-экономические характеристики городов. 2010: стат. сб. / Росстат. — М., 2009. — 375 с.
14. Маленькое и среднее предпринимательство в Рф. 2010: стат. сб. / Росстат. — M., 2010. — 172 с.
15. Динамика развития малого предпринимательства в регионах Рф в 2010 г. (без микропредприятий). — М.: НИСИПП, 2011.
16. Информация об итогах социально-экономического развития городка Волгодонска за 2009 г., 2010 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.volgodonskgorod.ru.

Оставить комментарий

Выш Mail не будет опубликован


*


Эффективное производство:

Производственная компания Мастерская Своего Дела предлагает различное оборудование и технологии для развития малого бизнеса и предпринимательства.
Контакты компании:
г.Александрия, Украина,
Куколовское шоссе 5/1А

Календарь

Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  

Свежие записи

Статистика

Архивы